Последствия признания недействительным договора

5 Октября 2016 Последствия признания недействительным договора

В Швеции принцип автономности арбитражной оговорки был закреплен на законодательном уровне – в шведском Законе “Об арбитраже” (“Шведский закон об арбитраже”)[1] – в 1999 г. Суть принципа автономности арбитражной оговорки по шведскому праву, состоит в том, что основное соглашение и арбитражная оговорка рассматриваются как два отдельных соглашения. Статья 3 Шведского закона об арбитраже указывает:

“Если при разрешении вопроса о компетенции арбитров должен быть рассмотрен вопрос действительности арбитражного соглашения, входящего в состав другого соглашения, арбитражное соглашение следует рассматривать как самостоятельное соглашение.”

Это положение закрепило преобладавшую до этого правовую позицию, выработанную шведской судебной практикой, согласно которой действительность арбитражной оговорки не зависит от юридической силы основного соглашения. [2]

Вопрос о том, зависит ли применение принципа автономности от того, какие именно основания недействительности основного соглашения применимы в конкретном случае, не решен на уровне судебного прецедента. В то же время данный вопрос является предметом обсуждения в доктрине: по мнению некоторых ученых, споры о действительности основного соглашения не влияют на компетенцию состава арбитража, вытекающую из арбитражной оговорки, за исключением случаев, когда основание недействительности основного соглашения непосредственно затрагивает и саму арбитражную оговорку.[3]

В качестве примеров применения принципа автономности шведскими судами[4] можно привести следующие ситуации:

 i.      Признание основного договора недействительным

 ii.      признание основного соглашения прекратившим действие[5];

 iii.      оспаривание заключенности основного соглашения[6];

В деле Profura AB v. Stig Blomgren истец инициировал арбитражное разбирательство в отношении договора купли-продажи акций на основании содержащейся в нем арбитражной оговорки. Ответчик заявил возражение о том, что арбитражное соглашение не было заключено, поскольку не было заключено и основное соглашение – стороны не продвинулись дальше переговоров. Апелляционный суд постановил, что стороны заключили договор в отношении купли-продажи акций, несмотря на то, что он так и не был подписан, и что поскольку ни одна из сторон не возражала против включения арбитражной оговорки в проект договора, между сторонами имеется действительное арбитражное соглашение[7];

В деле Ukraine v. Norsk Hydro ASA Апелляционный суд, сославшись на принцип автономности, указал, что отсутствие полномочий на заключение основного соглашения не означает отсутствие полномочий на заключение арбитражной оговорки, и счел, что отсутствие у подписанта полномочий на заключение основного соглашения, не является основанием для признаний недействительной арбитражной оговорки.[8]

Кроме того, в подготовительных материалах к Шведскому закону об арбитраже указывается на применение принципа автономности и в случае споров о ничтожности (т.е. «изначальной недействительности») основного договора.[9]

Еще одним проявлением принципа автономности арбитражного соглашения является то, что возражения относительно действительности арбитражной оговорки должны быть заявлены отдельно от возражений в отношении действительности основного соглашения. В деле Moscow City Golf Club OOO v. Nordea Bank AB Верховный Суд Швеции постановил, что сторона, заявлявшая о том, что состав арбитража не рассмотрел вопрос действительности арбитражной оговорки, в ходе арбитражного разбирательства не заявляла надлежащих (отдельных) возражений относительно действительности арбитражного соглашения, а оспаривала лишь действительность основного соглашения, и в силу этого утратила право ссылаться на недействительность арбитражной оговорки в ходе оспаривания арбитражного решения.[10]




[1]         Шведский закон об арбитраже применяется как к внутреннему, так и к международному арбитражу.


[2]         См. решения Верховного Суда Norrköpings Trikåfabrik v. Persson (NJA 1936, с. 521) и Hermanson v. Asfaltsbeläggningar NJA 1976, с. 125.


[3]         Hobér, International Commercial Arbitration in Sweden (2011), с. 111, параграф 3.60. См. также: Madsen, Commercial Arbitration in Sweden (2016), с. 95 и Heuman, Skiljemannarätt (1999), с. 67.


[4]         Суды общей юрисдикции, уполномоченные рассматривать гражданско-правовые споры, включают окружные суды, апелляционные суды и Верховный Суд. Верховный Суд является высшей инстанцией. Решения Верховного Суда называются прецедентами. Прецеденты служат в качестве руководства для шведских окружных и апелляционных судов.


[5]         См. решение Суда Швеции по трудовым спорам AD 2008 No. 11.


[6]         См. решение Апелляционного суда Западной Швеции по делу T 2863-07 от 19 марта 2008 г. и Решение Апелляционного суда Свеа по делу T 3108-0 от 17 декабря 2007 г.


[7]         Решение Апелляционного суда Западной Швеции по делу T 2863-07 от 19 марта 2008 г.


[8]         Решение Апелляционного суда Свеа по делу T 3108-0 от 17 декабря 2007 г.


[9]         SOU 1994:81, с. 103 и Govt. Bill 1998/99:35, с. 36.


[10]       Решение Верховного суда по делу T-4982-11 от 23 ноября 2012 г.


Источник: Амикус РАА в Экономическую коллегию ВС РФ


Возврат к списку