Обзор проекта нового шведского закона "Об арбитраже" 2016

7 Июля 2015 Обзор проекта нового шведского закона "Об арбитраже" 2016


Зыков Р.О. 


Действующий закон Швеции об арбитраже вступил в силу в 1999 году, и заменил действовавшие с 1929 г. законы «Об арбитраже»[1] и «Об иностранных арбитражных соглашениях и решениях»[2]. Поэтому в тех нормативных актах Швеции, где содержались отсылочные нормы на арбитражные законы 1929 г., после вступления в силу нового Закона ссылки автоматически изменены на новый Закон «Об арбитраже» 1999 года («Закон»). Принятию нового Закона предшествовало обсуждение законопроекта с привлечением широкого круга заинтересованных лиц и организаций, в том числе иностранных экспертов. Результатом обсуждения стала подготовка и внесение 12 ноября 1998 г. в Парламент законопроекта «О новом законе об арбитраже» с комментариями[3]. Как правило, подготовительные документы к законопроекту являются важным инструментом, который обычно используется для толкования норм действующего шведского права[4].


При подготовке Закона Швеции «Об арбитраже» 1999 г., правовой комитет Парламента обратил внимание на тот факт, что по статистике в Швеции ежегодно проводится от 300 до 400 арбитражных разбирательств, что конечно же является незначительным по сравнению с числом коммерческих споров, ежегодно рассматриваемых в государственных судах. Вместе с тем, отметил Комитет, это число не отражает истинного состояния дел, поскольку распространение арбитражных оговорок в гражданско-правовых договорах чрезвычайно велико. Было отмечено, что арбитражные оговорки можно найти в контрактах на поставку оборудования, купли-продажи ценных бумаг, объектов бизнеса; часто оговорки содержатся в типовых контрактах. Помимо этого, в современном динамичном мире, в условиях высокого уровня развития телекоммуникаций и взаимодействия в обществе, требуется сообразный механизм быстрого и эффективного разрешения споров, особенно в международной сфере. Таким механизмом, несомненно, является арбитраж. Необходимость обновления законодательства об арбитраже была предопределена в том числе и этими объективными изменениями в обществе[5].


В законопроекте нашли закрепление основополагающие принципы арбитража – автономия воли сторон, равенство сторон и состязательность процесса, были урегулированы вопросы назначения и отвода арбитров, судебного содействия арбитражу, полномочий апелляционных судов на рассмотрение вопросов отмены арбитражных решений. Было также предложено лишить судебных исполнителей полномочий обращаться в суд, в случае если есть основания полагать, что решение арбитража недействительно.


Законодатель посчитал, что в Закон следует включить положения, применимые как к внутреннему, так и к международному арбитражу, ввиду того что становится все сложнее отличить внутренний спор от международного. Также было решено объединить в одном акте как общие положения об арбитражном процессе, так и нормы о признании и исполнении иностранных арбитражных решений.


Несмотря на то обстоятельство, что Швеция принимала активное участие в разработке Типового закона ЮНСИТРАЛ «О внешнеторговом арбитраже» (1985), было решено отойти от структуры Типового закона и при разработке своего внутреннего арбитражного акта руководствоваться сложившимися в Швеции историческими традициями в этой сфере. Так же, впрочем, как и законы Бельгии (1985), Нидерландов (1986), Швейцарии (1987) и Испании (1988), закон Швеции не является репликой Типового закона ЮНСИТРАЛ, однако в нем заимствованы основные концепции и принципы международного арбитража, заложенные в Типовом законе. «Ряд иностранных арбитражных экспертов настаивали на том, чтобы Закон был как можно более похож на Типовой закон ЮНСИТРАЛ, особенно международная часть Закона. Однако, хотя Типовой закон ЮНСИТРАЛ и не является моделью, которая лежит в основе законопроекта, его положения учтены в соответствующих секциях Закона», – говорится в законопроекте[6].


Действующий Закон Швеции «Об арбитраже» состоит из следующих глав:

- Арбитражное соглашение (ст. 1–6);

- Арбитры (ст. 7–18);

- Арбитражное разбирательство (ст. 19–26);

- Арбитражное решение (ст. 27–32);

- Недействительность и отмена арбитражного решения (ст. 33–36);

- Арбитражные расходы (ст. 37–42);

- Подсудность и сроки давности (ст. 43–45);

- Международный арбитраж (ст. 46–51);

- Признание и приведение в исполнение международных арбитражных решений (ст. 52–60).


За 15 лет применения Закон об арбитраже породил обширную практику государственных судов, решения которых были направлены на толкование и применение отдельных его норм. Несмотря на то, что Закон доказал свою состоятельность, в 2014 году было принято решение об обновлении ряда положений, связанных, в первую очередь, с конкретизацией ряда положений Закона и законодательного восполнения пробелов. С этой целью правовой комитет Парламента начал обсуждение положений, направленных на усовершенствование действующего арбитражного законодательства. Результатам этого стал проект обновленного закона, который в значительной степени сохранил структуру действующего закона, однако внес дополнения и изменения на базе сложившейся практики государственных судов и Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма.  


В настоящей статье дается обзор наиболее существенных изменений Закона, которые предположительно вступят в силу с 1 июля 2016 года.


Предложенные изменения в Закон можно условно разделить на две части.

1. Положения об арбитражном процессе, в которые входят вопросы о:

a. месте арбитража

b. применимом праве в отсутствие соглашения сторон

c. назначении арбитров государственным судом

d. консолидации производств

e. сроки судебного обжаловании компетенции арбитража


2. Положения об оспаривании решений арбитража

a. Сроки подачи заявления об отмене решения арбитража

b. Апелляционный суд Свеа (Стокгольм) как компетентный суд

c. Public policy

d. Изменения в основания для отмены решения


1. ПОЛОЖЕНИЯ ОБ АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ


«Место арбитража»

Концепция «места арбитража» являлась предметом исследования в ряде решений государственных судов Швеции в связи со смешением понятий «места арбитража» как юридико-правовой концепции с одной стороны, и «места арбитража» как географической сущности (например, места проведения слушаний). Так, в 2005 г. Апелляционный суд округа Свеа принял достаточно спорное решение по вопросу о значении «места арбитража» и «места проведения слушаний», выдержки из которого приведены ниже.


Между компаниями The Titan Corporation (США) и Alcatel CIT SA (Франция) был заключен договор, содержащий арбитражную оговорку о рассмотрении всех споров по Арбитражному регламенту Международной торговой палаты (Париж) В качестве места арбитража был выбран Стокгольм, Швеция. В итоге спор был разрешен единоличным арбитром из Англии, слушания проходили в Лондоне и Париже, однако в решении было правомерно указано, что оно вынесено в Стокгольме. После того как было вынесено решение арбитража, The Titan Corporation, в рамках ст. 34 Закона Швеции «Об арбитраже», подала заявление в Апелляционный суд округа Свеа (Стокгольм) об отмене решения международного арбитража. Шведский суд был выбран потому, что местом арбитража являлся Стокгольм, следовательно, компетенцией по отмене арбитражного решения обладают исключительно шведские суды.

Исследовав материалы дела Апелляционный суд округа Свеа (Стокгольм) вынес решение об отсутствии у него компетенции по отмене решения международного арбитража, поскольку, по его мнению, арбитраж не имел никакой связи со Швецией[7].


Сразу же после публикации решение Апелляционного суда округа Свеа подверглось серьезной критике со стороны шведского арбитражного сообщества[8], тем не менее решение оставалось в силе вплоть до 2010 г. Отмеченный подход был пересмотрен в деле RosinvestCo UK Ltd (Соединенное Королевство) против Российской Федерации, в котором Верховный суд Швеции изменил судебную практику по вопросу места арбитража, компетенции шведских судов и применении положений шведского закона об арбитраже[9].


В 2005 г. компания RosinvestCo UK Ltd инициировала арбитраж при Арбитражном институте ТПС по межгосударственному Соглашению о взаимной защите и поощрении инвестиций между Российской Федерацией и Соединенным Королевством и Северной Ирландией. Хотя местом арбитража был выбран Стокгольм, слушания по вопросу компетенции арбитража проходили в Париже[10]. В 2007 г. состав арбитража вынес частичное решение, в котором постановил о наличии у него компетенции на рассмотрение спора. Российская Федерация обратилась в государственный суд Швеции с требованием вынести определение об отсутствии компетенции у состава арбитража. RosinvestCo UK Ltd заявила протест, утверждая, что у шведского суда отсутствует компетенция на вынесение декларативного определения в отношении данного арбитража, поскольку отсутствует связь со Швецией.

Суд постановил, что выбор места арбитража основан на принципе автономии воли сторон и автоматически влечет выбор сторонами процессуального права, применимого к арбитражу. Выбрав Швецию местом арбитража, стороны выбрали шведский lex arbitri, что является достаточным основанием для шведских государственных судов констатировать наличие у них юрисдикции в отношении арбитражного разбирательства и возможной отмены окончательного решения арбитража. В этом смысле проведение заседаний, встреч или слушаний за пределами Швеции, равно как и отсутствие какой-либо связи сторон или спорного правоотношения со Швецией, не имеют никакого значения.


Своим решением Верховный суд Швеции поставил точку в многолетней дискуссии о роли «места арбитража» в решении вопроса о компетентном государственном суде. Из решения ясно следует, что первостепенным элементом является «место арбитража», которое привязывает арбитраж к определенному процессуальному закону и к системе государственных судов, тогда как «место проведения слушаний» лишь указывает на то, где проводятся слушания, и не имеет какого-либо самостоятельного юридического значения.


В связи с этим, разработчиками принято решение о включении самостоятельной нормы в проект нового арбитражного закона.


В целом концепция «места арбитража» является своеобразным индикатором проарбитражности страны, ее законодательства и судов. Если в государстве созданы благоприятные условия для функционирования международного арбитража, создана система беспристрастных судов, обычной практикой является выбор такой страны в качестве места арбитража, даже в тех случаях, когда спор подчиняется регламенту арбитражного центра, находящегося в другой стране. В этом смысле Стокгольм стоит в одном ряду с такими популярными городами, которые традиционно выбираются в качестве места арбитража, как Лондон, Париж, Сингапур, Женева и Вена[11].


Вопросы применимого права в отсутствие соглашения сторон

Предлагаемая норма рассматривает несколько ситуаций, в которых возникает необходимость определения арбитрами применимого права.


Во-первых, если стороны договорились о применимом национальном праве, то будет считаться, что стороны договорились о применении норм материального права, а не коллизионных норм того или иного государства.


Во-вторых, если стороны не пришли к соглашению о применимом праве, то арбитры самостоятельно принимаю решение о применимом праве или нормах права исходя из принципа «тесной связи» спора и той или иной правовой системы. Здесь следует отметить, что в качестве норм права рассматриваются как нормы национального права, так и нормы права, не связанные с тем или иным суверенным правопорядком.


В-третьих, законопроект поясняет, что разрешение арбитрами спора по справедливости (ex aequo et bono) возможно лишь при условии, что стороны уполномочат на то арбитраж. Отмечается, что данный принцип заложен в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, и воспринят шведской доктриной, однако не нашел самостоятельного правового закрепления в действующем арбитражном законе 1999 года. В данном случае планируется внести в новый закон соответствующую норму.


Назначение арбитров государственным судом в спорах с множественностью сторон

Равенство сторон является базовым принципом, определяющим состязательный характер третейского разбирательства. По общему правилу, стороны вправе договориться о количестве и порядке назначения состава арбитража, в том числе методом включения в арбитражную оговорку отсылки к применимому арбитражному регламенту. В двусторонних спорах, если стороны не договорились о порядке назначения, либо одна из сторон не назначает своего арбитра, эту функцию может выполнить государственный суд по просьбе одной из сторон. Однако, как быть в спорах со множественностью сторон, например, там, где несколько ответчиков, которые не могут договориться между собой о кандидатуре арбитра. По мнению законодателя, единственная модель, при которой будет соблюден принцип равенства сторон заключается в том, что окружной суд по месту арбитража по запросу одной из сторон вправе назначить весь состав арбитража, даже в случаях, когда истцом уже назначен арбитр. Утверждается, что при такой модели стороны имеют равные возможности по влиянию на формирование состава арбитража. Хотя в данном случае скорее будет правильным сказать, что стороны лишаются активного права по назначению состава арбитража.


Консолидация нескольких арбитражных разбирательств

Консолидация нескольких однородных производств (например, при совпадении сторон или предмета спора) в одно производство, либо присоединение новой стороны к процессу, по-разному решается в арбитражных законах и разных стран и регламентах арбитражных центров. Чаще всего консолидация допускается при наличии согласия сторон. Консолидация рассматривается в качестве действенного инструмента, повышающего эффективность и скорость процесса. За счет объединения производств уменьшается количество заявлений и ходатайств, сокращается общий объем доказательственной базы, сокращаются сроки организации и проведения слушаний и материалов к ним, тем самым уменьшается совокупная стоимость всех производств.


В действующем Законе вопрос консолидации не решен, там попросту отсутствуют положения в этой части. Поэтому, в законопроекте предлагается разрешить консолидацию дел при условии совпадения составов арбитража в консолидируемых делах, согласия сторон на консолидацию и согласия арбитров с тем, что консолидация окажет положительное влияние на эффективность процесса. Вместе с тем, в законопроекте отсутствуют положения о возможности вступления третьей стороны в существующий процесс.


Сроки подачи заявления в государственный суд по вопросу действительности или содержания арбитражного соглашения

Действующий Закон сформулирован таким образом, что позволяет стороне обратиться в государственный суд с просьбой дать оценку действительности арбитражного соглашения, либо его содержания в части компетенции состава арбитража. Предусматривается, что сторона не согласная с решением состава арбитража по вышеозначенным вопросам, вправе обратиться в окружной суд за декларативным решением о недействительности/ действительности арбитражного соглашения, или об отсутствии/наличии компетенции состава арбитража разрешить спор. При этом, существующий механизм не предусматривает каких-либо сроков обращения в суд, кроме одного, что такое заявление должно быть сделано до вынесения арбитрами окончательного решения по существу. Вне всяких сомнений, это создает почву для злоупотреблений, когда сторона может недобросовестно тянуть с заявлением об отсутствии компетенции вплоть до самой развязки арбитражной процедуры, исключительно с целью затягивания процесса. Другими словами, при такой системе нельзя исключить того, что арбитражное решение будет уже вынесено, а окружной суд еще только рассматривает возможность вынесения своего декларативного решения. Создается юридическая неопределенность.


С этой целью в проекте закона предлагается ограничить сроки подачи жалобы в государственный суд 30 днями с даты получения постановления состава арбитража о компетенции. С целью формирования единообразной практики, предлагается передать полномочия из окружных судов в Апелляционный суд Свеа (Стокгольм), с возможностью обжалования декларативного решения в Верховном суде Швеции по процедуре, аналогичной той, что применяется к вопросам об отмене решений арбитража.


2. ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖА


Сроки обжалования решений арбитража

Существующий срок обжалования решения арбитража в государственном суде составляет 3 месяца. Между тем, на протяжении последних лет в Швеции обсуждался вопрос о возможном сокращении этого срока. Изучив международную практику, разработчики законопроекта пришли к выводу, что следует сохранить 3-месячный срок, однако предоставив сторонам право договориться об уменьшении срока.


Апелляционный суд Свеа (Стокгольм) – единая инстанция для обращения по вопросам отмены арбитражных решений

По действующему процессуальному законодательству компетентным судом по вопросам действительности арбитражных соглашений, отмены или исправлений арбитражных решений является апелляционная инстанция того округа, в котором находится место арбитража. При этом, апелляционный суд рассматривает такие дела по первой инстанции.


Следствием того, что большинство арбитражей проходят именно в Стокгольме, Апелляционный суд округа Свеа стал ведущей инстанцией по рассмотрению ходатайств об отмене решений арбитражей. Согласно статистике, около 85% дел рассматриваются именно в Апелляционном суде округа Свеа. Например, в период с 1999 по 2009 г. 76 из 89 дел об отмене арбитражных решений были рассмотрены в Апелляционном суде округа Свеа. Поэтому в проекте закона предлагается передать функции по разрешению вопросов действительности арбитражных соглашений, отмены или исправлений арбитражных решений в Апелляционный суд округа Свеа.


По общему правилу, определения Апелляционного суда, обжалованию не подлежат, за исключением тех дел, которые, по мнению апелляционного суда, имеют прецедентное значение и могут внести вклад в развитие национальной правоприменительной практики. Поэтому лишь небольшое количество дел доходит до Верховного суда Швеции. За период с 1999 по 2013 г. Верховным судом Швеции было рассмотрено лишь несколько дел в роли апелляционной инстанции по ходатайству об отмене решения арбитража. По этой причине можно с уверенностью говорить о том, что практика Апелляционного суда округа Свеа по отмене арбитражных решений является определяющей в формировании прецедентного права в данной области.


Отмена арбитражного решения государственным судом рассматривается в качестве крайней меры судебного вмешательства в деятельность арбитража. Этим объясняется небольшой процент отмененных арбитражных решений. За период с 1999 по 2009 г. из 76 поданных в Апелляционный суд округа Свеа (Стокгольм) заявлений об отмене решений арбитража суд отменил арбитражные решения лишь в 8 случаях. [12] В период с 2009 по 2012 год шведские суды отменили лишь 2 арбитражных решения, что составляет менее 5% от всех поданных ходатайств об отмене решений за рассматриваемый период.


Положения о недействительности решения арбитража будут исключены

Уникальной особенностью является возможность признания арбитражного решения недействительным в рамках ст. 33 Закона Швеции «Об арбитраже» 1999 года, устанавливающей следующие основания для признания арбитражного решения или его части недействительным:


«1) если оно содержит решение по вопросу, который не может быть предметом арбитражного разбирательства по шведскому праву;

2) если решение или процедура его принятия нарушают публичный порядок Швеции; или

3) если решение не отвечает требованиям о письменной форме и верификации, предусмотренным частью первой статьи 31 настоящего Закона».


При этом, Закон не предусматривает какого-либо ограничения по срокам для заявления о недействительности арбитражного решения.


В законопроекте предлагается полностью отказаться от указанного института, и перенести пункт 2 статьи 33 (публичный порядок) в статью об оспаривании арбитражных решений, распространив на это основание общий срок обжалования в 3 месяца.


В отношении пунктов 1 и 3 статьи 33, в пояснительной записке поясняется, что они по сути не имеют какой-либо юридической ценности, поскольку отсутствие письменной формы решения, надлежащей верификации арбитрами, как и принятие решения арбитрами по вопросу, который не может быть предметом арбитражного разбирательства, ставит под сомнение сам факт существования арбитражного решения. Отмечается, что такой документ в принципе нельзя считать арбитражным решением, следовательно, нет необходимости признавать недействительным.


Между тем, остается открытым вопрос о возможности истребования декларативного решения суда по вопросу о том, является ли документ, вышедший из-под пера арбитров, арбитражным решением, либо чем-то иным. С этой целью предлагается ввести соответствующую норму в новый арбитражный закон, наделив окружные суды компетенцией по рассмотрению данных споров.


Иные изменения в положения об оспаривании арбитражных решений

В законопроекте рассматривается необходимость уточнения ряда оснований для полного или частичного оспаривания арбитражного решения.


В частности, в пункте 2 статьи 34, который допускает оспаривание решения в случаях «если арбитры вынесли решение после истечения срока, установленного сторонами, или иным образом вышли за пределы своих полномочий» предлагается разделить эти два основания. Выход арбитражем за рамки отведенного сторонами времени на вынесение решения, в принципе, является безусловным основанием для отмены решения арбитража, за исключением тех случаев, когда из действий стороны следует, что она согласилась с увеличением сроков на вынесение решения. Напротив, второе основание (выход арбитрами за пределы своих полномочий) может повлечь отмену решения полностью или в части, только если такое превышение полномочий действительно оказало влияние на исход спора.


Например, арбитры разрешили какой-то материально-правовой вопрос, который не поднимался сторонами. Однако вопрос сам по себе не является существенным, и не оказывает какого-либо влияния на исход спора. По действующему закону любой несущественный выход за рамки является основанием для отмены решения. Изменения же в законе, по сути, вводят принцип материальности выхода арбитров за рамки мандата, закономерным следствием которого может быть отмена арбитражного решения.


Помимо этого, также предлагается внести дополнения в пункт 6 статьи 34 «если при отсутствии вины стороны в ходе разбирательства было допущено какое-либо иное нарушение, которое, вероятно, повлияло на исход спора»




[1] Lag om skiljemän. SFS 1929:145.

[2] Lag om utländska skiljeavtal och skiljedomar. SFS 1929:147.

[3] Подготовительные документы к Закону Швеции «Об арбитраже». Ny lag om skiljeförfarande. Regeringens proposition 1998/99:35.

[4] Holmbäck Ulf, Wetter J. Gillis. Arbitration in Sweden. Stockholm Chamber of Commerce. Stockholm, 1977. P. 4.

[5] Подготовительные документы к Закону Швеции «Об арбитраже». 4.1.4 Ny lag om skiljeförfarande. Regeringens proposition 1998/99:35. 12.11.1998. P. 35.

[6] Подготовительные документы к Закону Швеции «Об арбитраже». 4.1.4 Ny lag om skiljeförfarande. Regeringens proposition 1998/99:35. 12.11.1998. P. 44.

[7] Svea hovrätt. The Titan Corporation (USA) v Alcatel CIT SA (France). № T 1038–05. 02.08.2005.

[8] Patricia Shaughnessy. The Right of the Parties to Determine the Place of an International Commercial Arbitration // Stockholm International Arbitration Review, 2005:2. P. 264–280.

[9] Högsta domstolen. RosinvestCo UK Ltd v Russian Federation. № Ö 2301-09. 12.11.2010.

[10] Rosinvest Co UK Ltd v Russian Federation. Case no: Arbitration V (079/2005). Award on Jurisdiction. October 2007. Paragraphs 10–11.

[11] 2010 International Arbitration Survey: Choices in International Arbitration. Queen Mary University of London. P. 20.

[12] В 2014 году Апелляционный суд округа Свеа (Стокгольм) выпустил внутренние правила производства по делам, касающимся обжалования арбитражных решений, позволяющие ускорить процесс вынесения решений по делам данной категории. Подробнее http://arbitrationsweden.com/news/-/


Возврат к списку