Стокгольмский арбитраж не имел компетенции по делу Юкоса

26 Января 2016 Стокгольмский арбитраж не имел компетенции по делу Юкоса

Апелляционный суд Стокгольма (Svea Court of Appeal) отменил решение Окружного суда Стокгольма, вынесенное 11 сентября 2014 года. Основным вопросом, который разрешал суд, стал вопрос о наличии компетенции у арбитража на разрешение спора. Арбитраж состоял из опытных арбитров Яна Полссона, Чарльза Броуэра и Тоби Ландау, которые вынесли решение по существу по спору между испанскими компаниями-держателями американских депозитарных расписок на акции Юкоса (истцы) и Российской Федерацией (ответчик).

18 января 2016 года Апелляционный суд Стокгольма постановил (дело T 9128-14), что состав арбитража не имел компетенции на рассмотрение спора по существу. Суд также обязал испанских держателей американских депозитарных расписок возместить судебные издержки по рассмотрению дела в Окружном суде и Апелляционном суде Стокгольма в размере около 3 млн долл.

В своем решении суд исходил из буквального толкования статей 10 и 5(2) Двустороннего соглашения о защите и поощрении инвестиций («Двустороннее соглашение»), заключенного между Испанией и СССР в 1990 году. В качестве критериев для толкования суд прибегнул к принципам, установленным статьями 31 и 32 Венской конвенции о праве международных договоров.

В частности, суд истолковал буквальное значение статьи 10 Двустороннего соглашения, которая устанавливает следующее: 

Споры между одной Стороной и инвестором другой Стороны:

1. Любой спор между одной из Сторон и инвестором другой Стороны, касающийся размера или порядка выплаты компенсации, подлежащей выплате в соответствии со статьей 6 настоящего Соглашения, является предметом письменного уведомления, сопровождаемого подробной памятной запиской, которые инвестор направит Стороне, на территории которой осуществлены капиталовложения. По мере возможности Стороны в споре будут стремиться к урегулированию такого спора на взаимоприемлемой основе.

2. Если спор не может быть разрешен таким образом в течение шести месяцев с даты письменного уведомления, упомянутого в пункте 1 настоящей статьи, он может быть передан на рассмотрение по выбору инвестора в:

- третейский суд в соответствии с Регламентом Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты;
- третейский суд "ad hoc" в соответствии с Арбитражным регламентом Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).

Анализируя статью 10 Двустороннего соглашения, суд пришел к выводу, что состав арбитража не имел компетенции по рассмотрению спора за рамками разрешения вопроса о «размере или порядка выплаты компенсации» в случае экспроприации инвестиций в России. Именно поэтому, как установил суд, разрешение спора по существу за рамками разрешения вопросов о размере и порядке выплаты компенсации за возможную экспроприацию, не может быть предметом арбитражного разбирательства по Двустороннему соглашению.

Испанские компании, ссылаясь на принцип наибольшего благоприятствования (Most Favorite Nation clause), расчитывали на возможность расширения действия положения о разрешении споров между государством и инвестором. Другими словами, если по иным двусторонним соглашениям с Россией инвесторы из других государств пользуются большими правами, в том числе в области разрешения споров, то принцип наибольшего благоприятствования, закрепленный в Двустороннем соглашении между Испанией и Россией должен предоставлять как минимум аналогичный объем прав и испанским инвесторам, в том числе и возможность рассматривать любые споры, связанные с инвестициями в Россию, а не только споры о размере и порядке расчета компенсации за экспроприацию.   

Следует отметить, что один из четырех судей Апелляционного суда (Patrik Schöldström) выступил с дополнительным, особым мнением, в котором указал на неприменимость Двустороннего соглашения к спору по еще одному основанию. А именно, что американские депозитарные расписки не могут рассматриваться в качестве инвестиций на территории Российской Федерации по смыслу Двустороннего соглашения. Напомним, альтернативные депозитарные расписки были приобретены испанскими компаниями GBI 9000 SICAV S.A., ALOS 34 S.L, Orgor de Valores SICAV S.A, Quasar de Valors SICAV S.A. у Дойче банка (Нью Йорк), как у эмитента этих расписок, который, в свою очередь, являлся акционером Юкоса, под которые эти расписки и были эмитированы. Таким образом, испанскими компаниями фактически не было осуществлено каких-либо инвестиций на территории Российской Федерации, а следовательно их вложения не подпадают под защиту Двустороннего соглашения, счел один из судей. То есть надлежащим инвестором можно было бы считать, например Дойче банк, но никак не держателей производных ценных бумаг.

Решение Апелляционного суда может быть обжаловано в Верховный суд Швеции до 15 февраля 2016 года. Если решение будет оставлено в силе, то это открывает дорогу Российской Федерации к отмене решения стокгольмского третейского суда. Этот факт особенно важен, в силу того, что другой третейский суд (в Гааге), по делу акционеров ЮКОСа, ссылается на стокгольмское третейское решение по иску испанских инвесторов к России. Поэтому выводы шведских государственных судов могут оказаться подспорьем для российской позиции в государственных судах Нидерландов.

Следует отметить, что это не первое решение шведских судов, вынесенное в пользу Российской Федерации. Это говорит о том, что тезис о "предвзятости" и "субъективности" европейских государственных судов, по меньшей мере шведских судов, по отношению к России и российским компаниям серьезно преувеличен. 

Зыков Роман

Источник: Арбитраж в Швеции



Возврат к списку