Третейский суд вправе выбрать применимое право

01.11.2011

01.11.2011

Интересное дело рассмотрел накануне Президиум Высшего Арбитражного Суда: в нем переплелись эпизоды оффшорного оформления активов крупными российскими бизнес-группами и неуважения к решениям третейских судов. Renova Management AG миллиардера Виктора Вексельберга пыталась взыскать со своего агента аванс за якобы невыполненные работы – сначала в МКАС при ТПП РФ, а не получив желаемого, и в государственных судах. Но это не помогло – ВАС отказал "Ренове" и подтвердил правомерность действий коммерческого арбитража по выбору применимого права.

Гражданин Германии Фридель Вилмс заключил с Renova Management AG агентский договор на построение оффшорной схемы покупки активов, в рамках которой предполагалась покупка 50% акций нидерландской компании Beaujon Nederland B.V и получение опциона еще на 30%.  Нидерландская компания должна была получить контроль над российским ООО "Центр делового сотрудничества с зарубежными странами", которое, в свою очередь, владело бы 50% Ruschrome Mining (Private) Limited (Зимбабве). В качестве аванса на счет Вилмса было перечислено $5 млн.

Договор заключался в 2007 году на несколько месяцев, однако впоследствии, как сообщила на заседании Президиума ВАС судья-докладчик Татьяна Нешатаева, стороны обменялись письменными документами о продолжении отношений, был заключен акт о приеме услуг, даже состоялась встреча между компанией и представителями зимбабийского руководства. Но на самом последнем этапе переговоров Renova Management AG отказалась от сделки.

Требование к агенту о возврате аванса с процентами компания направила в МКАС при ТПП РФ. Третейский суд Renova Management AG отказал: он посчитал, что посредник добросовестно выполнил свои действия, сделка же не состоялась только из-за отказа компании Вексельберга. Оспорить это решение Renova Management решила в Арбитражном суде г. Москвы, который отменил решение МКАС. Федеральный арбитражный суд Московского округа подтвердил решение АСГМ (дело А40-32062/2010).

Именно стремление структур компании "Ренова" обжаловать решение коммерческого арбитража в столь щекотливом вопросе сделало историю широко известной в юридическом сообществе. "Сложно комментировать бизнес-решения структуры „Реновы“, но внося арбитражную оговорку, она должна была оценивать соответствующие риски оглашения построенной ей оффшорной схемы при обжаловании решения МКАС", — сказал "Право.Ru" партнер практики разрешения споров юркомпании "Пепеляев Групп" Денис Быков.

По логике государственных судов, решение МКАС противоречило воле сторон, так как заключенный ими агентский договор предусматривал только письменную переговорную форму решения вопросов о прекращении и изменении условий и применение российского права, в то время как третейский суд применил положения законодательства Германии и Британских Виргинских островов. Суды первой инстанции и кассации также пришли к выводу о том, что, принимая это решение, МКАС вышел за пределы своей компетенции и рассмотрел спор по правоотношениям сторон, которые возникли уже после прекращения срока действия агентского договора.

"У нас такой случай встречается впервые, и мы решили передать это дело в президиум, чтобы определиться, был ли здесь выход за пределы арбитражной оговорки. Мы считаем, что такого выхода не было. Чтобы определиться по этим двум вопросам – есть или нет выход за пределы оговорки и вправе ли третейский суд сам определять применимое право – мы вынесли дело на рассмотрение президиума, — резюмировала Татьяна Нешатаева.

От Фриделя Вилмса в ВАС выступал его представитель Андрей Александров, который пояснил суду, что коммерческий арбитраж рассмотрел вопрос по существу и выяснил, что обе стороны принимали активное участие в арбитражном процессе: выбирали арбитров, предоставляли отзывы и доказательства, участвовали в судебных заседаниях, при этом заявления о некомпетенции МКАС сделано не было. Он напомнил, что фактические обстоятельства, установленные третейским арбитражем, не подлежат повторному изучению в рамках пересмотра уже в арбитражном суде. В то же время, по мнению ответчика, именно это и было сделано, когда рассматривались вопросы о применимом праве, форме договора, периоде его действия, в результате чего АСГМ и ФАС МО вышли за пределы своей компетенции.

На вопрос о допустимости устных договоренностей, заданный судьей Сергеем Сарбашем, Александров сказал, что МКАС применил норму российского права, отсылающую в вопросе формы договора к праву места заключения договора. Кроме того, он заметил, что до направления Вилмсу уведомления о расторжении договора в октябре 2008 года компания активно с ним взаимодействовала в рамках поставленных целей, чем "подтверждала действие агентского договора для обеих сторон".

Этот довод оспорил представитель истца, заявивший, что эти контакты, действительно, имели место, но никак не были связаны с агентским договором и его условиями. Пересмотра по существу в решениях АСГМ и ФАС МО он также не увидел, заметив, что внеся в договор пункт о рассмотрении споров между сторонами по нормам российского права, они исключили возможность применения какого-либо другого. Применение к вопросу о форме договора законодательства Британских Виргинских островов он назвал противоречием публичному порядку, закрепляющего принцип свободы договора.

После недолгого совещания президиум ВАС вынес решение в пользу правомерности решения коммерческого арбитража. Судебные акты АСГМ и ФАС МО высшая инстанция отменила, в иске структуре "Реновы" отказал.

Мария Кунле

Источник: Право.ру


Back to the list