Пиррова победа Ирана

03.06.2014 Пиррова победа Ирана

Одним из интересных и противоречивых вопросов в праве, регулирующем международный коммерческий арбитраж, является вопрос о подтверждении и приведении в исполнение решений, вынесенных в пользу компании, находящейся в государстве, подпадающего под действие санкций.

Как уже обсуждалось в предыдущей публикации, швейцарские суды в принципе признают такие решения, но с учетом многочисленных обстоятельств, включая время возникновения договорных отношений, применимость санкции к этим отношения и многое другое.

В США, суды выбрали довольно разумный, но вместе с этим, хитрый подход к решению этой проблемы.

Фабула

Сравнительно недавно, в период с 8 февраля по 15 декабря 2011 года, Девятый Апелляционный суд США рассматривал иск Министерства Обороны Исламской Республики Иран (далее - министерство) к американской корпорации Cubic Defense Systems, преемнице корпорации Cubic International Sales(далее - корпорация).

Предыстория дела такова. В 1977 году Корпорация заключила договор с предшественником Министерства на поставку и обслуживание оборудования для слежения за боевой обстановкой в воздушном пространстве. Однако из-за исламской революции в Иране, выполнение этого договора стало невыполнимым, и стороны согласились, что отношения по настоящему договору будет приостановлены и Корпорация попытается перепродать оборудование другой компании.

В 1981 году Корпорация перепродала немного видоизмененную версию оборудования правительству Канады, а в 1982 году Министерство несогласное с таким поворотом дел, подала иск против Корпорации в Трибунал по искам Ирана к США в Гааге. Однако Гаагский трибунал отказался рассматривать иск по причине отсутствия юрисдикции.

В 1991 году Министерство сделало еще одну попытку, но уже в Швейцарии, подав иск в Международный Арбитражный Суд при Международной Торговой Палате. На рассмотрение дело ушло почти 6 лет, и в 1997 году арбитражный суд вынес окончательное решение в пользу Министерства, постановив Корпорации выплатить сумму в 2 808 519 долларов США плюс проценты и расходы на арбитраж.

После того, как Корпорация отказалась платить, Министерство подало иск в федеральный окружной суд США о подтверждении решения арбитражного суда в соответствии с Конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (далее - Нью-Йоркская конвенция). Окружной суд вынес решение в пользу Министерства, но Министерство также подало еще один иск, вслед за этим, о взыскании процентов период между вынесением арбитражного решения и решения окружного суда, который включал также расходы на адвоката. Окружной суд, однако, отказал в удовлетворении этого иска, заявив, что процент за этот период и расходы на адвоката не могут быть взыскании в иск о подтверждении решения арбитражного суда.

Решение окружного суда о подтверждении арбитражного решения вступило в силу в августе 1999 года, за исключением процентов за вышеуказанный период и расходов на адвоката. За этим последовала апелляционная жалоба со стороны Корпорации и апелляционная жалоба со стороны Министерства. Однако эти производства были приостановлены, чтобы начаться в 8 февраля 2011 года.

Дело рассматривалось главным судьей Алексом Козински и окружными судьями Майклом Дэйли Хоукинсом и Рэймондом Фишером.

В данной заметке мы не будем рассматривать прения сторон касательно взыскания процента “post-judgment” и расходов на адвоката, а сконцентрируемся исключительно на вопросах признания и приведения исполнения решения арбитражного суда.

Первый аргумент Корпорации

Первым аргументом Корпорации стало то, что окружной суд допустил ошибку, подтвердив решения арбитражного суда, так как подтверждение противоречит публичному порядку США, а также потому, что решение не стало обязательным для исполнения сторонами.

По мнению Корпорации, подтверждение решения противоречит подпункту b пункта 2 статьи 5 Нью-Йоркской Конвенции, которая гласит о недопустимости признания или приведения в исполнение решения арбитражного суда, которое противоречит публичному порядку государству, где оно исполняется.

Позиция суда

По мнению суда, аргументы Корпорации были сформулированы слишком узко [this defense is construednarrowly]. Дело в том, что вышеуказанный подпункт применим только к случаям, когда решение иностранного арбитражного суда нарушает самые основные понятия морали и справедливости, а здесь это не имело места. И даже если этот аргумент довольно часто используется в качестве довода, очень редко он бывает успешным.

Второй аргумент Корпорации

Вторым аргументом Корпорации стало то, что решение арбитражного суда противоречит фундаментальной публичной политике США в отношении торговли и финансовых операциях с Исламской Республикой Иран.

В качестве довода, Корпорация приводит положения санкций, включая Регламент Надзора за Иранскими Активами (the Iranian Assets Control Regulations 31 С.F.R. p. 560), Регламент о финансовых и банковских операциях Ирана (the Iranian Transactions Regulations, 31 C.F.R. pt. 560) и Регламент о санкциях против распространителей оружия массового поражения (the Weapons of Mass DestructionProliferators Sanctions Regulations, 31 C.F.R. pt. 544).

По мнению Корпорации, эти санкции уместны по двум причинам.

Во-первых, без специальной лицензии Департамент Казначейства США по контролю над иностранными активами, Корпорация не может осуществить выплату по арбитражному решению в соответствии с санкциями. Поэтому, по мнению Корпорации, запрет на осуществление платежей в силу санкций говорит о существовании фундаментальной публичной политики также в отношении подтверждения решения арбитражного суда.

Во-вторых, даже если санкции отдельно не запрещают подтверждение решения арбитражного суда, то целенаправленная политика США против торговли, инвестиций и экономической поддержки Ирана говорит о том, что подтверждение решения является несовместимым с публичным порядком США.

В поддержку своего аргумента, Корпорация сослалась на дело Bassidiji v. Goe, 413 F.3d 928 (9th Cir. 2005), в котором также рассматривался вопрос о применении санкций против Ирана. В настоящем деле, суд отметил, что санкции используется в качестве «средства осуществления экономического давления на Иран» для того, чтобы Иран прекратил ту политику, которую США считают противоречащими их интересам. Более того, суд считал, что любая оплата, направленная на обогащения бюджета Ирана станет разрушительной для фундаментальных целей санкций.

Позиция суда

Окружной суд также не посчитал эти доводы убедительными. По их мнению, эти доводы очень слабы и не могут повлиять на политику США в отношении поддержки признания решений иностранных арбитражных судов. В аргументах Корпорации больше внимания уделяется вопросу выплату по решению арбитражному суда, нежели вопросу несовместимости санкциям.

Ссылаясь на решение по известному делу Scherk v. Alberto-Culver Co., 417 U.S. 506, 520, n. 15 (1974), суд отмечает, что причиной ратификации Нью-Йоркской Конвенции 1958 года было «поощрение признания и приведения в исполнение коммерческих арбитражных соглашений в международных договорах и унификации стандартов посредством которых соглашения о передаче в арбитражи соблюдаются и арбитражные решения приводятся в исполнение Договаривающимися государствами».

Если же Корпорация хочет убедить суд в обратном, она должна продемонстрировать, что публичная политика в отношении иранских санкций имеет приоритет над политикой США в отношении подтверждения иностранных арбитражных решений, чего пока они не смогли сделать.

В отношении же санкционных правил, на которые ссылалась Корпорация в поддержку своих доводов, по мнению суда, они не то, что допускают подтверждение решения арбитражного суда, но и не запрещают осуществлять оплату по ним. Однако, есть отдельные санкционные правила, которые запрещают выплату, но не запрещают подтверждение иностранного арбитражного решения.

По мнению суда, сам факт подтверждения решения арбитражного суда не означает перевод средств в Иран. И даже если Корпорация была права насчет того, что США стоит против экономической поддержки Ирана, то подтверждение решения в любом случае не нарушает публичный порядок США.

Судья Фишер подчеркивает следующее: «Мы не должны отказывать в подтверждении арбитражного решения только потому, что выплата запрещена, так как она [выплата] может быть авторизирована по специальному разрешению, изданному правительством [США]».

На английском: «We should not refuse to confirm an arbitration award because payment is prohibited when payment may in fact be authorized by the government’s issuance of a specific license».

По мнению суда, после подтверждение суда, даже если Департамент Казначейства США даст специальную лицензию на выплату, то выплата будет сделана на специальный счет Министерства, открытого в США, откуда Министерство сможет снять средства только после того, как улучшатся отношения между двумя странами, т.е. когда США снимет санкции с Ирана.

Решение суда

Исходя из вышесказанного, суд постановил, что подтверждение решения арбитражного суда МТП не противоречит публичному порядку США по смыслу подпункта b пункта 2 статьи 5 Нью-Йоркской Конвенции 1958 года. По мнению суда, Корпорации не удалось доказать, что публичный порядок имеет приоритет над признанием иностранных арбитражных решений.

На английском: «… confirmation of the ICC’s award is not contrary to the public policy of the United States under Article V (2) (b) of the New York Convention. Cubic Has not identified a public policy sufficient to overcome the strong federal policy in favor of recognizing foreign arbitration awards».

Критические ремарки

Если критиковать решение, то непонятно изначально, почему Министерство согласилось на то, чтобы Корпорация перепродала оборудование другой стране, а потом обвиняет её же в нарушении договора. Но это уже неважно.

Логика суда в настоящем деле говорит о том, что американские суды не только готовы признать, но и исполнить решения иностранных арбитражных судов, вынесенных в пользу компаний санкционных государств. Но дьявол кроется в деталях.

Разрешая признавать и исполнять решения, суд, тем не менее, утаивает очень интересную деталь. Даже если арбитражное решение будет признано и исполнено, сумма, которую должна будет выплачена выигравшей стороне не попадет на её счет, а на специальный счет, где будет находиться до того момента, когда снимут санкции. Это может продолжаться не только десятилетиями, но и столетиями. И поэтому Министерство, даже если одержало победу, то оно одержало Пиррову победу.

И спрашивается, зачем столько сутяжничать, если, в конце концов, денег, выигравшей стороне все равно не увидать. Даже если Иран инициирует межгосударственный арбитраж против США, США хитрым образом сошлются на санкции, и скажут: «Ребята, ваши деньги в надежном месте и выплатим мы вам их, когда образумитесь».

Польза для России

Все те компании и физические лица, которые попали в санкционный список, могут спокойно судиться с американскими компаниями вследствие возникновения споров, но они должны учитывать, что даже если американский суд вынесет решение в их пользу, то денег им все равно не видать.

Решения международных арбитражных судов, включая МКАС при ТПП РФ, также будут признаваться и приводится в исполнение на территории США, даже если они вынесены в пользу санкционируемых лиц.

Автор: АХМЕДОВ Айбек, АБ КИАП


Back to the list