Минфин России информирует об оспаривании решений по ЮКОСу

06.02.2015 Минфин России информирует об оспаривании решений по ЮКОСу

Минфин России информирует, что 28 января 2015 г. Российская Федерация подала в Окружной суд г. Гаага три ходатайства об отмене арбитражных решений, вынесенных международным арбитражем в рамках трех параллельных арбитражных разбирательств, инициированных бывшими мажоритарными акционерами ОАО «НК «ЮКОС» на основании Договора к Энергетической хартии. Ходатайства были надлежащим образом вручены бывшим мажоритарным акционерам ОАО «НК «ЮКОС» 10 ноября 2014 г., что послужило основанием для возбуждения судебного разбирательства об отмене всех трех арбитражных решений.

В связи с публикацией 27 января 2015 г. в Global Arbitration Review, одном из ведущих правовых изданий по вопросам международного арбитража, краткого обзора ряда аспектов ходатайств Российской Федерации, а также для целей содействия правильному пониманию причин, по которым арбитражные решения подлежат отмене, Минфин России публикует следующие документы: (а) арбитражное решение, вынесенное в отношении одного из истцов (остальные арбитражные решения идентичны во всех существенных отношениях, кроме размера присужденных убытков), (б) ходатайство Российской Федерации, поданное в Окружной суд г. Гаага в отношении того же истца (остальные ходатайства отличаются только в анализе суммы присужденных убытков), (в) экспертные заключения, поданные в поддержку ходатайств Российской Федерации. Указанные материалы опубликованы по ссылке.

В ходатайствах отмечается, что арбитражные решения прямо противоречат двум решениям, ранее принятым независимыми палатами Европейского суда по правам человека. Обе палаты единогласно постановили, что ОАО «НК «ЮКОС» занималось масштабным уклонением от уплаты налогов, что решения об их доначислении ОАО «НК «ЮКОС» были правомерными и соответствовали законодательству Российской Федерации, что действия российских властей не были политически мотивированными, а также что ОАО «НК «ЮКОС» не подвергалось дискриминации. В ходатайствах также указывается, что схема ОАО «НК «ЮКОС» по уклонению от уплаты налогов была бы признана незаконной налоговыми органами практически всех стран мира.

В ходатайствах также отмечается, что иски бывших мажоритарных акционеров ОАО «НК «ЮКОС» не должны были когда-либо рассматриваться международным арбитражем, поскольку спор носил чисто внутренний российский характер. Согласно Договору к Энергетической хартии международное арбитражное разбирательство может быть возбуждено лишь гражданами государства, которые осуществили инвестиции в компанию, находящуюся в другом государстве. Все действительно заинтересованные истцы в настоящем споре являются гражданами Российской Федерации, и ни один из них никогда не осуществлял иностранные инвестиции в ОАО «НК «ЮКОС».

Российская Федерация в своих ходатайствах требует отмены решений по следующим основаниям. Во-первых, третейский суд не обладал юрисдикцией на рассмотрение исковых требований бывших акционеров ОАО «НК «ЮКОС». Во-вторых, суд нарушил собственный мандат. В-третьих, арбитры либо не привели обоснований, либо привели противоречивые обоснования в отношении ключевых аспектов своих решений. Наконец, решения третейского суда нарушают публичный порядок, включая право Российской Федерации на применение надлежащей правовой процедуры рассмотрения хозяйственных споров.

При доказывании того, что третейский суд не обладал юрисдикцией, в ходатайствах приводятся следующие аргументы:

  • Российская Федерация не ратифицировала Договор к Энергетической хартии, и в Договоре указывается, что в таких случаях последний подлежит применению только в той мере, в какой Договор не противоречит собственному национальному российскому законодательству; между тем, российским правом никогда не допускалась передача на рассмотрение арбитража налоговых споров, а также споров, касающихся вопросов экспроприации собственности, и отклонения от этого порядка допускаются исключительно на основании международного договора, который, в отличие от Договора к Энергетической хартии, был ратифицирован Российской Федерацией.
  • Договор к Энергетической хартии защищает только иностранные инвестиции в энергетический сектор страны-реципиента капитала. Спор между сторонами фактически является внутренним разбирательством между Российской Федерацией и гражданами Российской Федерации, которые ранее владели ОАО «НК «ЮКОС», а теперь контролируют три оффшорные «компании-пустышки», которые инициировали международные арбитражные разбирательства на основании Договора к Энергетической хартии; эти «компании-пустышки» были учреждены на Кипре и о. Мэн только для того, чтобы осуществлять владение акциями ОАО «НК «ЮКОС», принадлежащими российским гражданам; они никогда не вели в этих юрисдикциях какой-либо деятельности, и ни сами эти фирмы, ни кто-либо из их российских владельцев никогда не осуществляли иностранные инвестиции в ОАО «НК «ЮКОС».
  • согласно Договору к Энергетической хартии, третейский суд не вправе рассматривать исковые требования, связанные с «налоговыми мерами», за несколькими исключениями, не применимыми к настоящему делу; тем не менее, третейский суд в настоящем деле рассмотрел и вынес решение по исковым требованиям, бесспорно касавшимся налоговых мер, в частности, по заявлениям о том, что российские органы власти действовали неправомерно, доначислив, а затем попытавшись взыскать с ОАО «НК «ЮКОС» налоги.

При доказывании того, что третейский суд нарушил свой мандат, в ходатайствах использованы следующие доводы:

  • Договор к Энергетической хартии предусматривает, при этом не допуская каких-либо исключений, что все споры, касающиеся исковых требований о том, что налог имеет характер экспроприации, должны передаваться на рассмотрение компетентных налоговых органов стран пребывания сторон до того, как третейский суд будет вправе вынести решение по таким вопросам; тем не менее, по необъяснимым причинам третейский суд не передал спор сторон на рассмотрение компетентных налоговых органов их стран, чтобы получить их экспертные заключения касательно этого вопроса.
  • третейский суд не дал Российской Федерации возможность быть выслушанной по поводу новой и в корне неверной методики, которую он использовал для оценки убытков, якобы понесенных истцами; эта методика была разработана арбитрами по их собственной инициативе после отклонения методики, предложенной истцами; необъяснимый отказ суда соблюсти основное процессуальное право Российской Федерации на надлежащую правовую процедуру привел, помимо прочего, к тому, что арбитры проигнорировали основной принцип корпоративных финансов, согласно которому, в частности, выплаты дивидендов уменьшают акционерную стоимость компании; это упущение привело к тому, что третейский суд дважды подсчитал предполагаемые убытки истцов, и только в результате этого сумма присужденных убытков увеличилась более чем на 20 миллиардов долларов США без какого-либо экономического обоснования; эта ошибочно присужденная сумма сама по себе более чем в восемь раз превышает общую сумму всех убытков, которые в прошлом когда-либо присуждались в рамках международных арбитражных разбирательств.
  • арбитры не выполнили собственный мандат в нарушение голландского законодательства; в частности, помощник арбитров, которого они ранее представили как лицо, ответственное только за решение административных задач, фактически выставил сторонам к оплате счет за большее количество рабочих часов, чем любой из арбитров; следовательно, третейский суд, очевидно, неправомерно делегировал помощнику некоторые из личных обязанностей арбитров, в том числе анализ доказательств и применимого права, участие в обсуждениях и подготовку арбитражных решений.

При доказывании того, что арбитры не привели достаточных доказательств (или привели противоречивые аргументы) в обоснование своих решений, в ходатайствах приведены следующие доводы:

  • методика подсчета убытков, разработанная третейским судом по собственной инициативе, содержала внутренние противоречия и привела к необоснованному присуждению убытков.
  • третейский суд не привел вообще никакого обоснования размера корректировок, которые он внес в сумму гипотетически рассчитанных дивидендов ОАО «НК «ЮКОС», предложенную экспертом истцов по вопросам убытков.
  • арбитры постановили, что Российская Федерация не представила «никаких» фактических доказательств в поддержку большинства решений о доначислении ОАО «НК «ЮКОС» налога на прибыль, хотя Российская Федерация бесспорно представила подробные и многотомные фактические доказательства, демонстрирующие, что все торговые компании, использованные ОАО «НК «ЮКОС» для реализации его схемы по уклонению от уплаты налогов, были подставными.
  • многие из своих ключевых выводов третейский суд обосновал собственными предположениями касательно того, что могло бы иметь место, а не тем, что фактически имело место на самом деле согласно представленным доказательствам; например, арбитры приписали Российской Федерации определенные действия в отношении активов ОАО «НК «ЮКОС» одной из государственных компаний, хотя сам третейский суд признал как то, что это можно было сделать только при наличии «доказательств выдачи государством [ей] конкретных указаний», так и то, что в настоящем деле такие доказательства фактически отсутствовали.
  • арбитры пришли к выводу о том, что торги по продаже акций одной из основных нефтедобывающих дочерних компаний ОАО «НК «ЮКОС» были «сфальсифицированы» и привели к неизбежному банкротству ОАО «НК «ЮКОС»; эти выводы основаны на решении третейского суда о том, что цена акций, установленная на публичных торгах, была «значительно ниже» их справедливой стоимости, хотя собственные подсчеты арбитров показывают, что цена акций, достигнутая на торгах, в действительности превышала их справедливую стоимость.

При доказывании того, что решения третейского суда отражают пристрастность и предвзятость арбитров по отношению к Российской Федерации и что они нарушили публичный порядок, включая основополагающее право Российской Федерации на надлежащую правовую процедуру, в ходатайствах приводятся следующие аргументы:

  • многие из своих ключевых решений арбитры обосновали тем, что они сами открыто описали как собственные предположения о том, как Российская Федерация могла бы действовать, а не фактами о том, как, согласно доказательствам, Российская Федерация действовала на самом деле; например, третейский суд пришел к выводу о том, что даже если ОАО «НК «ЮКОС» подало бы документы, которые оно было обязано подать по закону, но чего не сделало в действительности, чтобы избежать начисления НДС на оспариваемые продажи нефти, то Российская Федерация каким-то образом все равно нашла бы другое основание для доначисления оспариваемого НДС.
  • арбитры полагались на свои собственные взгляды касательно того, что должно было бы предусматривать налоговое законодательство Российской Федерации, а не на то, что, как они сами признали, это законодательство предусматривало на самом деле; например, третейский суд оправдал компанию за несоблюдение требований по подаче документов для возмещения НДС, применимых ко всем российским налогоплательщикам, поскольку третейский суд «счел трудным для понимания», почему эти требования должны применяться к ОАО «НК «ЮКОС».
  • присужденные арбитрами убытки не только являются штрафными, но и не основываются на стандартах оценки убытков, установленных Договором к Энергетической хартии.

Как указывается выше и как более подробно описывается в ходатайствах Российской Федерации об отмене арбитражных решений, третейский суд:

  • толковал доказательства и правовые источники в пользу только одной из сторон арбитражного спора.
  • ненадлежащим образом трактовал многочисленные судебные решения, принятые в Российской Федерации так, как если бы он заседал в качестве российского апелляционного суда; при этом не обратившись за юридическими консультациями по российскому праву, арбитры фактически пересмотрели решения Высшего арбитражного суда Российской Федерации (высшей российской судебной инстанции по коммерческим спорам), принятые за много лет до спора между сторонами.
  • неоднократно не принимал во внимание неизбежные последствия его собственных выводов; например, третейский суд процитировал сделанные в соответствующий период заявления высокопоставленных должностных лиц ОАО «НК «ЮКОС», которые предупреждали, что компания (а не только ее торговые фирмы-пустышки) потерпела бы серьезные финансовые последствия, если ее схема по уклонению от уплаты налогов была бы раскрыта российскими властями; тем не менее, арбитры сделали вывод о том, что отсутствовали основания для признания компании ответственной за неуплату налогов, от которых, как третейский суд сам установил, ОАО «НК «ЮКОС» действительно уклонялось при помощи своих подставных торговых фирм.
  • принял решения, имеющие признаки того, что арбитры всеми силами пытались отыскать причины, чтобы привлечь Российскую Федерацию к ответственности, в то время как основания для этого не подкрепляются ни фактами, ни правом; не в последнюю очередь такие попытки предпринимались путем неоднократного обращения третейского суда к недопустимым предположениям в качестве обоснования многих из его ключевых решений.

Back to the list