Интервью Президента ТПП РФ С.Н. Катырина

13.10.2011

13.10.2011

Сегодня представители бизнеса и эксперты активно обсуждают правительственные инициативы по оптимизации российского законодательства, регулирующего правоотношения, связанные с международными коммерческими арбитражными судами (МКАС). Предлагаемые новеллы, уверены в кабинете министров, позволят усовершенствовать институт негосударственного разрешения коммерческих споров в соответствии с общепринятыми международными стандартами и тем самым сделают его еще более привлекательным для российских и зарубежных предпринимателей.

О том, насколько МКАС сегодня востребован деловыми людьми, "РБГ" рассказывает президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

- Сергей Николаевич, экономика меняется, претерпевает кризисы. Каким вы видите будущее третейского разбирательства?

- Роль третейского разбирательства как беспристрастного и компетентного форума защиты прав и интересов в бизнес-среде сегодня заметно возросла, она будет расти и далее. Вы сами видите, что с первых полос центральных газет не сходят новости и комментарии о том, что в такой-то арбитраж подан иск к такой-то компании, взыскана крупная сумма с компании или государства. Но ведь это только верхушка айсберга, поскольку в силу конфиденциальности третейские суды не вправе разглашать информацию об участниках рассматриваемых дел.

Идет интеграция экономик разных стран. Иностранные компании покупают российские активы, и наоборот. Насколько нам известно, в контракты по всем крупным проектам с участием российского и иностранного капитала включаются арбитражные оговорки, в том числе в пользу МКАС при ТПП РФ. Многим известно, что специальные органы по разрешению споров в бизнес-среде в большинстве стран существуют именно при торговых палатах. Заблаговременный выбор третейского форума - это как правила хорошего тона, это принятый во всем мире цивилизованный подход.

- Каковы результаты деятельности третейских судов при палате?

- В прошлом году мы приняли 538 исков (в МКАС - 306), что значительно больше, чем в предыдущие годы. Так, в 2009 году было подано 443 иска (в МКАС - 250), в 2008 году 276 и 158 соответственно. Это без учета работы третейских судов при территориальных ТПП.

В последние годы мы обгоняем по количеству дел большинство западноевропейских арбитражей, в том числе Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, Лондонский международный третейский суд.

Из года в год участниками споров в наших арбитражах являются компании примерно из тридцати - сорока стран мира. Наибольшее их число, естественно, из России и стран СНГ, а также Германии, Италии, Великобритании, Кипра, Турции, Сербии, Китая.

По категориям дел стало больше споров, связанных с телекоммуникационными, консалтинговыми и иными услугами, сделками по купле-продаже акций. Растет число споров в связи со строительными и инжиниринговыми работами, использованием исключительных прав.

- Каким образом и по каким направлениям необходимо совершенствовать законодательство о третейских судах?

- В России действуют два закона, регулирующих процедуру третейского разбирательства. Для разрешения внешнеэкономических споров применяется Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" 1993 года, который был подготовлен на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже", принятого в 1985 году Комиссией ООН по праву международной торговли и одобренного Генеральной Ассамблеей ООН. Не так давно правительство России внесло в Госдуму пакет поправок к этому закону, чтобы привести его в соответствие с новой редакцией Типового закона. Изменения и дополнения касаются формы арбитражного соглашения и обеспечительных мер.

Второй закон, рассчитанный на третейское разбирательство внутри страны - Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации", - был принят в 2002 году. Ситуация с третейскими судами такова, что их количество в настоящее время, на наш взгляд, значительно превышает разумное число. Многие из них существуют либо на бумаге, либо имеют 1-2 дела в год.

Гораздо большую опасность представляет ситуация, когда "управлять" такими судами, стать арбитрами стремятся лица, которых по своим профессиональным и личным качествам нельзя в эту сферу допускать. Поэтому важно создать ряд эффективных преград для проявления недобросовестности и злоупотреблений в этой сфере, не ухудшив при этом правовые условия для надлежаще работающих третейских судов. Основные усилия должны быть направлены на недопущение функционирования как лжесудов, так и "карманных" судов, многие из которых дискредитируют третейское разбирательство.

ТПП РФ в развитие инициативы руководства Высшего арбитражного суда выступила с рядом предложений о корректировке законодательства о третейских судах. Речь идет о том, чтобы пресечь деятельность недобросовестных и улучшить правовой режим для нормально работающих третейских судов, в том числе в части повышения эффективности исполнения их решений. И в этом ключе мы достаточно тесно взаимодействуем с ВАС.

Наши государственные суды (как и суды в других странах) имеют функции контроля и содействия в сфере третейского разбирательства. Важно, чтобы эти функции выполнялись в соответствии с законом. То есть минимум барьеров при выдаче исполнительных листов по решениям третейских судов и недопущение случаев необоснованной отмены решений. Замечу, что практически во всех случаях ошибочных отмен либо отказов в исполнении решений третейских судов при ТПП РФ ВАС РФ поправляет нижестоящие суды. Конечно, обеспечить такой же высокий, как у судей ВАС, уровень понимания нашей специфики в первой инстанции затруднительно, хотя немало и весьма грамотных судебных актов. Поэтому логичным представляется поправить АПК РФ в этой части и рассматривать вопросы исполнения (признания и исполнения) международных коммерческих арбитражей не в арбитражных судах субъектов РФ, а в Федеральных арбитражных судах округов.

- А как вы относитесь к проекту создания отдельного финансового арбитража в рамках общего проекта Москва - Международный финансовый центр?

- Это вопрос, который по своей глубине выходит далеко за рамки проблемы создания отдельного финансового арбитража в нашей стране. Репутация третейского суда завоевывается десятилетиями. Это арбитры-профессионалы, дорожащие своими именами. Это четкие и сбалансированные процедуры, отработанная и предсказуемая практика, опубликованные решения.

Практика создания новых третейских судов не всегда себя оправдывает. Особенно это заметно в области международного коммерческого арбитража. Приведу в качестве примера наших соседей из Казахстана. В течение ряда лет они пытались развивать международный арбитраж при ТПП Казахстана, т.е. пытались идти классическим путем. Главой МКАС при ТПП Казахстана был назначен выдающийся юрист, академик. Затем он покинул свой пост и создал новый международный коммерческий арбитраж. Чуть позже в этой стране появился еще один МКАС, который замкнул цепочку конкурирующих между собой аналогичных институтов. Результат: все без исключения суды оказались в проигрыше и не имеют достаточного количества дел в производстве. И в конечном итоге казахский предприниматель в качестве возможного органа по разрешению спора из внешнеторгового контракта выбирает зарубежный арбитражный институт.

Процитирую слова президента РФ Дмитрия Медведева, произнесенные на недавней встрече с судьями областных, городских и районных судов: "Активно обсуждается и вопрос о создании так называемого финансового арбитража, где можно было бы рассматривать некоторые специализированные вопросы, но это требует еще дополнительного обсуждения". Во-первых, как указывает президент РФ, данный вопрос еще требует дополнительного обсуждения. Во-вторых, речь может идти о специализированном международном коммерческом арбитраже, который будет рассматривать специальные финансовые споры.

Нам бы хотелось избежать "казахского" варианта развития событий. Большинство из вновь созданных арбитражей разрешает всего лишь по нескольку споров в год. Имеется ли смысл иметь постоянно действующий суд, для которого, по меньшей мере, требуется разработать комплекс процедурных правил, иметь помещение, нанять хоть одного сотрудника? Как при этом можно оценивать практику разрешения споров в таких судах, если она отсутствует?

Если руководство государства все же примет решение о необходимости создать финансовый арбитраж, то, исходя из сугубо государственного подхода к делу, рабочей группе по созданию Международного финансового центра нами было сделано предложение рассмотреть возможность учреждения финансового арбитража при ТПП РФ.

Наш более чем 80-летний опыт и авторитет в области арбитража мог бы послужить укреплению авторитета страны в целом.

- Существует ли конкуренция международных арбитражных центров ведущих стран?

- Я уже отмечал, что в последние годы мы обгоняем по количеству дел большинство западноевропейских арбитражей. Сказанное отнюдь не препятствует тому, чтобы ряд крупных и очень крупных дел с участием российских компаний были рассмотрены или рассматриваются в зарубежных арбитражных институтах. Такова конкуренция.

Важно подчеркнуть другое: во всех без исключения странах, где действуют европейски известные арбитражные центры, законодательство о международном арбитраже и судебная практика выстроены таким образом, чтобы не на словах, а на деле их поддерживать. Как это происходит, например, в Швеции? Помимо стабильного законодательства существует практика приглашения в качестве арбитров действующих государственных судей. Поэтому в тех случаях, когда решение Стокгольмского арбитража поступает с целью его исполнения сначала в государственный суд Стокгольма, а затем в Верховный суд Швеции, то оно не вызывает ни у кого непонимания или отторжения. То же самое можно сказать в отношении признания и приведения в исполнение шведскими государственными судами зарубежных арбитражных решений.

В России, напротив, судьи в отставке (я уже не говорю о действующих государственных судьях) не вправе выступать в качестве арбитров (третейских судей). Едва ли не лучшая часть юридического корпуса тем самым оказалась исключенной из орбиты третейского разбирательства. Наши предложения изменить законодательство пока не находят поддержки.

Мы много лет говорим, что возможность разрешать споры в той или иной стране в третейском суде и исполнимость в ней третейских решений является гарантией защиты прав инвесторов и одним из индикаторов инвестиционной привлекательности страны. Если мы будем это игнорировать, то не только иностранные предприниматели будут легко убеждать российских коллег разрешать споры за рубежом, но и значимые споры между российскими компаниями будут "уходить" за границу, в иностранные суды и арбитражи. Там же будут и исполняться судебные либо арбитражные решения путем обращения взыскания на зарубежные активы наших компаний.

- В последние два-три месяца бизнес широко обсуждает решение Конституционного суда России, состоявшееся в пользу третейских судов.

- Важность этого акта в том, что Конституционный суд не только не позволил ограничить потенциальную компетенцию третейских судов, но и расставил точки над многими "i", отметив, что третейский суд - один из общепризнанных в современном обществе способов разрешения гражданско-правовых споров, институт гражданского общества, наделенный значимыми функциями.

Высокий суд внимательно прислушался к доводам российских и зарубежных экспертов, доказавшим, что этот способ защиты прав и законных интересов предусмотрен Конституцией РФ и ее международными договорами, активно используется во всех странах, считающихся цивилизованными.

Сегодня очевидно, что третейские суды являются одним из наглядно работающих механизмов одновременно и гражданского общества, и правового государства, поэтому профессиональное сообщество так единодушно восприняло неприемлемость попятного движения в изменении нашей правовой системы.

Современные тенденции развития третейских судов за рубежом - это не ограничение, а расширение их компетенции, но в основном не из-за того, что государственные суды перегружены, и не ради третейских судов, а с тем, чтобы по большему спектру споров дать сторонам возможность выбрать подходящий им способ разрешения споров, наиболее адекватный для сконструированной ими бизнес-модели. Я имею в виду в том числе и возможность разрешать многие виды внутрикорпоративных споров, споры из различных сделок на финансовых рынках, включая международные.

В последнее время МКАС разрешил ряд весьма серьезных споров, связанных с отчуждением акций. Были дела из форвардных контрактов, немало дел о взыскании банковских и небанковских кредитов с российских и иностранных должников и поручителей. В списке МКАС есть квалифицированные и опытные арбитры, знающие иностранные языки и готовые решать споры из практически любых гражданско-правовых сделок, совершаемых на международных финансовых рынках.

- Есть проблемы с перегрузкой, например, МКАС?

- Дел немало, но мы справляемся. Корпус арбитров был расширен в прошлом году. Сейчас это более 170 специалистов, из которых примерно треть иностранцы из почти тридцати стран мира, в том числе Великобритании, Германии, Франции, США, Швеции.

 

Источник: Российская бизнес-газета


Back to the list