Арбитрабельность корпоративных споров

17.02.2012

17.02.2012


Ряд решений российских судов, последнее из которых датировано 6-м декабря 2011 года, свидетельствуют об отсутствии единообразия в подходе государственных судов к вопросу арбитрабельности корпоративных споров. Постановлением от 26 мая 2011 года Конституционный Суд Российской Федерации (далее «КС РФ») подтвердил арбитрабельность споров о недвижимом имуществе. Вопрос об арбитрабельности корпоративных споров пока остается открытым.

4 июля 2011 года Девятый арбитражный апелляционный суд отменил определение Арбитражного суда г. Москвы от 26 апреля 2011 года по делу ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» против Н.В.Максимова.

ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» (далее «НМК») обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Н.В. Максимову (далее «Максимов») о признании недействительным заключенного сторонами соглашения о купле-продаже акций и о применении последствий недействительности  данной сделки в виде возврата Максимовым в пользу НМК полученных по ней денежных средств. На основании соответствующего ходатайства ответчика и согласно положениям пункта 5 статьи 148 АПК РФ, Арбитражный суд г. Москвы оставил исковое заявление без рассмотрения, ссылаясь на наличие заключенного сторонами соглашения о рассмотрении данного спора третейским судом.

Не согласившись с данным определением, НМК обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд, требуя его отменить в связи с невозможностью рассмотрения данного спора третейским судом, а также ссылаясь на публичный характер спорных правоотношений и необоснованный отказ в привлечении к участию в деле третьих лиц. Суд апелляционной инстанции удовлетворил требования истца по двум основаниям, причем оба основания свидетельствовали об отсутствии компетенции Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-Промышленной палате Российской Федерации (далее «МКАС»).

Во-первых, проявление воли сторон в пункте 17 соглашения о купле-продаже акций, относительно передачи всех споров, возникающих из него, в том числе о его недействительности, для разрешения в МКАС не является достаточным основанием для наличия компетенции МКАС. Для передачи споров в международный коммерческий арбитраж, необходимо удовлетворить и требования, содержащиеся в части 2 статьи 1 ФЗ «О международном коммерческом арбитраже». Согласно данной статье в международный коммерческий арбитраж могут по соглашению сторон передаваться, в частности, споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

Из содержания материалов дела, по мнению Девятого арбитражного апелляционного суда, не следовало, что рассматриваемый спор возник при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, одна из сторон находилась за границей, или являлась предприятием с иностранными инвестициями.

Во-вторых, суд апелляционной инстанции посчитал, что положения действующего законодательства не предусматривали возможность разрешения корпоративных споров в рамках третейского разбирательства. В подтверждение данного положения, суд сослался на пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ, предусматривающий специальную подведомственность арбитражным судам корпоративных споров и часть 4.1 статьи 38 АПК РФ, относящую корпоративные споры к исключительной подсудности арбитражного суда.

Разбирательство, рассматриваемое в данной статье - не единственный спор, сторонами по которому являются Максимов и НМК. 21 июня 2011 года Арбитражный суд г. Москвы отменил решение МКАСа по спору между теми же сторонами и по тому же соглашению о купле-продаже акций и одним из оснований отмены явилась невозможность разрешения корпоративных споров в рамках третейского разбирательства. Примечателен кардинально разный подход судей одного и того же Арбитражного суда г. Москвы к вопросу арбитрабельности корпоративных споров. В споре, рассматриваемом в данной статье, суд оставил иск без рассмотрения, ссылаясь на арбитражную оговорку, включенную сторонами в соглашение о купле-продаже акций, несмотря на очевидный корпоративный характер разбирательства.

В последнее время развернулась достаточно обширная дискуссия касательно арбитрабельности, в частности арбитрабельности споров относительно недвижимого имущества. Неопределенность сохранялась до того, как 26 мая 2011 года КС РФ вынес постановление по данному вопросу.

Во-первых, КС РФ посчитал, что предоставление заинтересованным лицам права по своему усмотрению обратиться за разрешением спора в государственный суд (суд общей юрисдикции, арбитражный суд) в соответствии с его компетенцией,  установленной законом, или избрать альтернативную форму защиты своих прав и обратиться в третейский суд само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных гарантий, а, напротив, расширяет возможности разрешения споров в сфере гражданского оборота.

Во-вторых, проанализировав пункт 2 части 1 статьи 248 АПК РФ, относящий споры, предметом которых  является недвижимое имущество, если такое имущество или права на него находятся на территории РФ, к исключительной компетенции арбитражных судов в РФ по делам с участием иностранных лиц, КС РФ посчитал, что данная норма направлена на разграничение компетенции государственных судов различных стран по рассмотрению трансграничных споров и не исключает возможность передачи этих споров на рассмотрение третейских судов.

По аналогии арбитрабельность корпоративных споров может быть подкреплена схожими доводами. Если исключительная компетенция арбитражных судов РФ относительно споров о недвижимом имуществе не исключает возможность передачи этих споров на рассмотрение третейских судов, то подобным же образом исключительная компетенция арбитражных судов РФ касательно корпоративных споров, не должна вести к их неарбитрабельности. К сожалению, ходатайство Максимова об анализе арбитрабельности корпоративных споров, направленное в КС РФ 19 июля 2011 года было отклонено по формальным основаниям.

Тем не менее, вопрос об арбитрабельности спора НМК против Максимова далек от разрешения. Рассмотрев кассационную жалобу Максимова, 6 декабря 2011 года Федеральный арбитражный суд Московского округа (далее «ФАС МО») отменил уже упомянутые в данной статье определение Арбитражного суда г. Москвы от 26 апреля 2011 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2011 года и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление ФАС МО содержит, среди прочих, анализ понятий исключительной подсудности и специальной подведомственности. Так, подсудность, правила которой установлены АПК РФ, как институт процессуального права позволяет разграничить подведомственные именно арбитражным судам дела между различными звеньями системы арбитражных судов, установленной ст.3 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Следовательно, по мнению ФАС МО, институт исключительной подсудности, речь о котором идет в ст. 38 АПК РФ, закрепляет неизменяемые правила о компетенции именно внутри системы государственных арбитражных судов.  Специальное правило подведомственности сформулировано в ст. 33 АПК РФ и согласно нему определенный перечень дел, относящийся к компетенции арбитражных судов, рассматривается ими независимо от наличия других критериев подведомственности.

Направляя дело на новое рассмотрение, ФАС МО предписал Арбитражному суду г. Москвы обсудить вопрос о том, является ли закрепленная в ст. 33 АПК РФ специальная подведомственность арбитражным судам корпоративных споров, такой специальной подведомственностью, которая исключает возможность рассмотрения третейскими судами данной категории дел с учетом существа спора, характера правоотношений и последствий принятия решения третейским судом.

Однако, учитывая значимость данного вопроса, представляется более целесообразным его рассмотрение КС РФ, постановление которого может положить конец существующим разногласиям в системе государственных судов.


Диляра Нигматуллина.

Ассоциация по Международному Арбитражу, Брюссель


Back to the list