Рынок споров с участием сторон из СНГ активно развивается

12 Мая 2014
На пространстве Таможенного союза планируется открыть центр арбитража, где резиденты стран ТС смогут вести свои арбитражные дела. О том, зачем это надо и как центр будет работать, «Къ» рассказал генеральный секретарь Арбитражной Ассоциации (Россия) Роман Зыков.

10299045_1478071992423438_3286616231709007553_n.jpg

– Роман, в рамках ТС планируется открытие центра арбитража. Какие функции у него будут и что это даст резидентам стран СНГ?

– В справке к проекту, предложенному Министерством юстиции РФ, отмечается, что создание независимого третейского суда в рамках Таможенного союза должно поднять качество рассмотрения споров до мирового уровня, обеспечить инвестиционную привлекательность экономик и конкурентоспособность правовых систем стран ТС. В результате появятся предпосылки для возврата споров с участием национальных компаний в юрисдикцию стран Таможенного союза. Помимо этого в документе в общих чертах описывается организационно-правовая форма и структура такого органа.

– А где сейчас рассматриваются такие споры?

– На сегодняшний день значительное число дел из СНГ рассматриваются по арбитражным регламентам Международного арбитражного суда в Международной торговой палате, Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма и Лондонском международном арбитражном суде. Причем, если в 1990-х в спорах с иностранными контрагентами компании из СНГ чаще выступали в качестве ответчиков, то сейчас ситуация выровнялась, и они активно обращаются в международные арбитражи уже в качестве истцов для защиты своих интересов. Суммы исков поражают своими размерами. По данным некоторых исследований, споры с участием сторон из СНГ составляют, по меньшей мере, треть от всех крупнейших международных споров, сумма которых превышает $1 млрд. Такой факт, несомненно, свидетельствует о востребованности международного арбитража сторонами из региона. Следует обратить внимание, что за последние 10 лет число международных споров со сторонами из СНГ увеличилось примерно на треть. В том числе, поэтому мы участвуем в форуме «Разрешение международных споров», который пройдет 29-30 апреля в Алматы. Представляется, что рост числа разбирательств в международных арбитражах продолжится в обозримом будущем, что связано с расширением международных связей компаний.

– Если сейчас судебные разбирательства уже ушли в другие юрисдикции, какова вероятность того, что бизнес захочет «вернуться» в Таможенный союз, в зону действия судопроизводства?

– Прежде, чем дать какую-либо оценку данной инициативе, следует иметь в виду, что третейское разбирательство предполагает значительную автономию воли сторон в выборе арбитров, процедуры, доказательств, применимого права и так далее. Основой компетенции любого третейского суда в отношении того или иного коммерческого спора является не межгосударственный договор или директива, а соглашение самих спорящих сторон. Поэтому успех третейского суда, в первую очередь, обусловлен наличием к нему доверия со стороны бизнеса. Можно создать мощную организацию, обеспечить ее надлежащей материально-технической базой, принять современный арбитражный регламент и установить сборы на уровне ведущих международных арбитражных центров, однако все эти вещи обесцениваются, если не обеспечены доверием потенциальных пользователей. В этом смысле создание независимого третейского суда волевым решением органов публичной власти может обоснованно вызвать недоверие со стороны бизнеса и юридического сообщества.

Помимо этого, некоторые вопросы вызывают и такие положения концепции как, например, упрощенный порядок исполнения решений третейского суда на территориях стран ТС, а также возможность исполнения обеспечительных мер. Тем самым фактически вводится режим наибольшего благоприятствования в отношении решений третейского суда ТС, что вступает в противоречие с недискриминационным характером положений статьи III Нью-Йоркской конвенции 1958 года. Представляется, что либерализация механизма признания и приведения в исполнение решений третейского суда ТС повлечет необходимость распространить аналогичный режим и на решения всех остальных иностранных арбитражей.

– Что представляет собой упрощенный порядок исполнения решений?

– Это не определено в концепции, поэтому сложно что-то прояснить. Но упрощенный порядок – это еще не последняя проблема. Не менее спорными видятся и положения концепции о назначении арбитров в состав арбитража. Во-первых, это нарушает принцип автономии воли сторон самостоятельно выбрать третейского судью. Во-вторых, назначение арбитров из списков в значительной степени ограничивает вариативность в выборе арбитров. В-третьих, вопрос: кто и по каким критериям будет внесен в эти списки? В-четвертых, концепцией предусматривается состав из трех арбитров, что, в свете предложенного арбитражного сбора, соизмеримого со сборами ведущих международных арбитражных центров, может оказаться слишком дорогостоящим при разрешении споров на незначительные суммы. Наконец, ограничение выбора каким-либо списком само по себе более коррупциогенно, чем свободное назначение.

– С какими проблемами чаще всего обращаются в международные арбитражные суды представители стран СНГ и ТС?

– Как показывает статистика, чаще всего дела связаны со спорами между акционерами, куплей-продажей долей (акций) в компаниях, с договорами международной поставки, строительного подряда и финансирования, однако, это не исчерпывающий список.

IMG_2974.JPG

– Какие дела представители стран ТС чаще выигрывают, а какие – проигрывают?

– На этот вопрос, пожалуй, сложно дать однозначный ответ. Но тот факт, что бизнес из СНГ активно включает арбитражные оговорки в свои внешнеэкономические контракты, свидетельствует об общем доверии данному механизму разрешения споров и, наверно, об удовлетворенности исходом международных процессов. Одна из стратегических ошибок, которая может привести к неудовлетворительному для компании результату, состоит в отказе от привлечения внешних юристов, специализирующихся на международных спорах. Международный арбитражный процесс несколько отличается от разбирательства в государственном суде, поэтому требует специальных знаний процессуального и материального права, а также опыта в делах такого рода. Конечно же, хочется порекомендовать компаниям обстоятельно подойти к выбору юридических представителей, обратив особое внимание на их опыт и состав команды юристов.

– Насколько место рассмотрения споров и штат юристов влияют на итоги процесса?

– Место разрешения споров, несомненно, играет важную роль по целому ряду причин. Во-первых, потому, что исполнимость арбитражного решения зависит от того, является ли страна места арбитража членом Нью-Йоркской конвенции 1958 года. Во-вторых, место арбитража в государстве с либеральным арбитражным режимом позволяет свести к минимуму злоупотребления, связанные с отменой арбитражного решения.

С учетом того, что международные споры часто носят комплексный, мультиюрисдикционный характер, привлечение специалистов становится особенно важным. Несмотря на тот факт, что в некоторых компаниях существуют юрисконсульты, обладающие опытом в международных спорах, для надлежащей защиты прав в международных арбитражах, как правило, требуется целая команда квалифицированных внешних юристов. Это связано с необходимостью подготовки значительного объема состязательных документов, анализа доказательной базы, со вспомогательными юридическими действиями в поддержку арбитражного процесса (обращение за обеспечительными мерами, участие в параллельных процессах), а также непосредственным выступлением на слушаниях. Поэтому преимущественно интересы сторон в международных судах представляют внешние юристы, обладающие опытом и знаниями в данной области. Выбор среди международных и локальных компаний сегодня достаточно богатый, нужно лишь взвешенно решить – кому доверить свои интересы.

– Какие законодательные меры нужно принять в рамках ТС, чтобы сделать арбитраж в его рамках привлекательным для бизнеса?

– Чтобы создать привлекательную среду для разрешения споров требуется целый комплекс мер. Очевидно, что это длительный процесс, рассчитанный на постепенное улучшение законодательной базы, работы государственных судов, подготовки кадров (юристов и арбитров), создание надлежащей инфраструктуры (центры для слушаний) и либерализацию налогового законодательства. Странам СНГ свойственны одинаковые проблемы в области регулирования арбитража (третейских судов). Как вы знаете, в России в настоящее время идет широкое обсуждение изменений в законодательстве о третейских судах. Среди основных вопросов – порядок создания третейских судов, обеспечение их независимости, вопросы действительности и формы арбитражного соглашения, арбитрабильности споров, вопросы процедуры третейского разбирательства и содействия государственных судов. Насколько мне известно, аналогичная работа ведется и в других странах СНГ. В этом смысле особенно важным становится налаживание многостороннего обмена опытом специалистов из стран СНГ.

– Каким образом?

– С этой целью в 2013 году была создана Арбитражная Ассоциация (РАА), в которую вошло около 80 юридических фирм, а также специалистов в области третейского разбирательства из СНГ и дальнего зарубежья. Ассоциация действует на основе равного членства юристов, работников академической сферы и юридических фирм из России и зарубежья и открыта для всех интересующихся данной проблематикой. Уставными целями РАА являются содействие развитию третейского разбирательства в России и странах СНГ, продвижение отечественных специалистов на международной арене, организация образовательных программ для повышения уровня юридических и практических знаний, представление общих профессиональных интересов сообщества. РАА, помимо прочего, планирует проводить образовательные курсы, разработку рекомендаций третейского разбирательства, в которых будет обобщен передовой международный опыт, готовится создание открытой базы данных арбитров.

– А собственно арбитражное судопроизводство?

– Безусловно. Самое важное – создание международного арбитражного и третейского суда, который будет функционировать на базе арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ для разрешения международных и внутрироссийских коммерческих споров. В настоящий момент разрабатывается регламент для разрешения споров, который, как предполагается, вступит в силу с 1 июля 2014 года. Регламентом предусмотрено, что до 80% арбитражных сборов по делу будет отводиться на оплату гонораров арбитрам. Гонорары на уровне ведущих международных центров позволят привлечь лучших арбитров и обеспечить высокое качество третейского разбирательства.

– Насколько дорого обходится арбитраж для участников процесса?

– Сумма сбора зависит от размера и сложности дела, поэтому невозможно назвать какую-либо постоянную величину. Шкала расходов опубликована на сайте РАА, и каждый сможет рассчитать сумму, сообразно размерам предполагаемого иска.

Чтобы сделать третейское разрешение доступным с экономической и географической точек зрения, РАА планирует запустить систему электронного арбитража для споров на небольшие суммы (online arbitration). По регламенту онлайн-арбитража, единоличный арбитр будет рассматривать споры исключительно по документам, без проведения слушаний, с однократным обменом сторонами состязательными документами. При сохранении высокого качества третейского разбирательства это ускорит принятие решений по недорогим спорам и удешевит процесс, что также может разгрузить и государственные суды. Система электронного арбитража РАА разрабатывается с опорой на лучшие международные образцы. В октябре 2014 года РАА планирует провести конференцию по онлайн-арбитражу, на которой будут исследованы существующие мировые примеры функционирования подобных систем, а также перспективы внедрения онлайн-арбитража в российских условиях.

Источник: Курсив.кз

Возврат к списку